Опасность упаковки от моторных масел: поиск решений по ее переработке в США

Что станет с пустой бутылкой моторного масла после того, как она будет опорожнена? Велика вероятность, что она просто попадет на свалку. На сегодняшний день практически во всех странах мира отсутствует инфраструктура для правильной утилизации пластиковых контейнеров для специфических отходов и их вторичной переработки. Коалиция ведущих производителей смазочных материалов и упаковочных компаний стремится изменить эту ситуацию.

Вторичная переработка пластмасс – это развивающаяся отрасль, а полиэтилен высокой плотности, используемый для изготовления емкостей для смазочных материалов, является одним из наиболее часто перерабатываемых пластиков. HDPE – это термопластичный полимер, который также используется в емкостях для молока и бутылях для воды из-за его прочности и способности выдерживать более высокие температуры. Но использованная тара для смазки представляют собой особую проблему: она содержит остатки масла, которые усложняют процесс переработки. В итоге, большинство использованных емкостей для смазочных материалов попадает на свалки.

Как материал, не поддающийся биологическому разложению, пластик представляет множество угроз для окружающей среды и дикой природы. Нефть также представляет опасность сама по себе, независимо от того, попадает ли она в организм животных, почву или просачивается в водоемы. Это одна из проблем, с которыми сталкивается недавно сформированная Национальная коалиция по переработке тары для смазочных материалов, цель которой – создать программу повторного использования и утилизации контейнеров для смазок. Пятью членами-учредителями коалиции являются производители смазочных материалов Castrol, Valvoline и Pennzoil-Quaker State, а также упаковочные компании Graham Packaging и Plastipak Packaging. Возглавляет коалицию Тристан Стейхен из ALO Advisors, консалтинговой компании по охране окружающей среды, расположенной в Брадентоне, Флорида. Стейхен работает в сфере консалтинга в области устойчивого развития почти 30 лет. Один из членов коалиции, занимающейся упаковкой, у которой уже были рабочие отношения с ALO Advisors, попросил консалтинговую компанию организовать саммит по переработке “опасной” тары. Встреча с представителями компаний, включая членов-учредителей, завершилась соглашением о создании коалиции. «Откровенно говоря, я думаю, что в прошлом году этот процесс мог бы сдвинуться с мертвой точки, если бы не пандемия», – сказал Стейхен. На техническом уровне коалиция ищет реальные решения проблемы отсутствия переработки тары для смазки. Участники планируют разработать пилотные проекты, выяснить, кто может быть вовлечен в реализацию задач, как обстоят дела в отрасли в целом, и какие законодательные вопросы влияют на эту проблему. Коалиция собирается каждые две-три недели, ее члены разделились на несколько основных групп. Правление состоит из представителей каждой участвующей компании и принимает решения за коалицию. Техническая рабочая группа занимается разработкой пилотных проектов и изучением рынка, заинтересованных сторон и цепочки создания стоимости. Коммуникационной группе поручено составлять пресс-релизы, контент и управлять каналами социальных сетей.

Исследования, проведенные на ранних этапах существования коалиции, предполагают, что впереди стоит трудная задача. По оценкам NLCRC, в США ежегодно закупается 4,5 миллиона тонн емкостей для смазки, которые, по итогу, не перерабатываются. «Промышленность работала над этим вопросом в течение многих лет и не достигла большого прогресса», – сказал Уайтхед, который также является членом правления NLCRC и работает с техническими и коммуникационными группами коалиции.

В США на уровне штата и федеральном уровне не существует программ по обращению с такими контейнерами. В Калифорнии действует подробная программа сбора отработанного масла, но даже в ней пользователям предлагается просто выбросить контейнер. Нынешняя инфраструктура утилизации просто отвергает использованные емкости со смазочным материалом. Бутылки из полиэтилена высокой плотности, в которых хранилось масло, не соответствуют действующим стандартам, а это означает, что их нельзя переработать и они попадут на свалку. «Большой вопрос – это сбор», – комментируют участники коалиции. «Неизвестно, что потребители делают сейчас после использования, как в коммерческих, так и в бытовых целях. Мы знаем, что некоторые из них выбрасывают тару в мусорный бак, и не осознают, что она все равно не перерабатывается».

Чтобы решить эту проблему, необходимы исследования, посвященные экономике и логистике сбора. Это включает в себя определение пунктов сбора, будь то объекты розничной торговли, муниципальные предприятия по переработке отходов, магазины быстрой смазки или все вместе. Затем необходимо найти организации, желающие забрать контейнеры и доставить их переработчикам. «Необходимо создать с нуля инфраструктуру для сбора и транспортировки», – сказал Стейхен. «Муниципальная или частная инфраструктура не может собирать отходы, подвергшиеся воздействию нефти, из-за загрязнения и требований Министерства транспорта». Он указал на другие объекты, такие как перерабатывающие предприятия, которые могут помочь в сборе контейнеров со смазкой. «Они уже собирают масло и фильтры, может быть, естественным дополнением было бы забирать с ними емкости», – сказал он. Уайтхед отметил, что в Мичигане переработка таких продуктов, как бутылки из-под газировки, является «второй натурой». Он сказал: «Вы приносите бутылки с напитками обратно в магазин, помещаете их в автомат, собираете залог, а затем эти материалы отправляются переработчикам». Он предполагает, что NLCRC может помочь сделать нечто подобное более распространенной практикой для потребителей и переработчиков емкостей со смазкой.

Следует учитывать два процесса переработки: механическая переработка и химическая переработка. По словам Стейхена, у последнего метода меньше проблем с емкостями, в которых есть остаточное масло, поскольку он превращает пластик в мономер.

С другой стороны, имеет место быть и механическая переработка. Необходимо найти решения, которые очищают масло от пластика до приемлемого уровня для повторного использования. Во время этого процесса материалы плавятся, пропускаются через экструдер и затем смешиваются с другими пластиками. По словам Стейхена, этот процесс используется для пустых контейнеров со смазкой в ​​некоторых частях Канады. Переработанный пластик используется в поддонах и строительных материалах, таких как трубопроводы. «Мы пытаемся выяснить, какое количество остаточного масла подходит для различных типов применений», – сказал он. «Может быть, в пластике осталось немного остаточного масла в результате механической переработки, что вполне приемлемо для того, чтобы превратить его в бутылку с маслом, пятигаллонное ведро, или превратить в гофрированный трубопровод.Конечное использование влияет на то, какую переработку вы должны будете применить».

Даже цвет использованных емкостей для смазки может представлять проблему. Существует рынок переработанного полиэтилена высокой плотности, который в настоящее время колеблется в районе одного доллара за фунт, хотя цифры постоянно меняются. Но прозрачную ёмкость для молока легче переработать, чем бутылку с моторным маслом, окрашенную фирменными цветами, такими как зеленые бутылки Castrol или желтые Pennzoil. Прозрачный HDPE можно окрасить в любой цвет, что дает производителям больше возможностей.

Коалиция уже разработала пилотные проекты, которые будут переданы на утверждение ее правлению. А именно, разработаны два комплексных процесса утилизации контейнеров со смазочными материалами. Эти проекты охватывают около 100 предприятий на нескольких рынках с разным географическим положением и политической средой. Они охватывают сбор, взаимодействие с клиентами, транспортировку материалов на место переработки, их обработку и доставку для вторичного использования. Есть еще небольшой исследовательский проект. Если они будут одобрены, коалиция планирует представить их в августе на осеннем собрании PPC в Калифорнии.

По материалам https://www.lubesngreases.com/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × два =